Ср, 22 Май 2019г
/ T:  °С

Погода


Погодные датчики


Включите cookie!

    _
     °С
    _
     %
    _
     mmHg
    _
     мин. назад
    <
    Скачать_Виджет
 

Свежее

Шесть копеек

Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

Долг в шесть копеекК концу октября погода окончательно испортилась; резко похолодало, зарядили мелкие нудные дожди, дороги раскисли и покрылись лужами. У пожилых и стариков обострились все застарелые недуги и болячки. Не миновала эта участь и бабу Клаву с дедом Саней: так все родные и знакомые звали Клавдию Васильевну и Александра Георгиевича Муреевых.

В общем-то, бодрые ещё старики, - ей без малого семьдесят, а ему семьдесят с небольшим, - в эту осень почувствовали себя неважно. Баба Клава постоянно жаловалась на боли в пояснице, - то ломит, то «стреляет» - и частенько прогревала её, прислонившись к печке-голландке. У деда Сани начало «прыгать» давление, зашкаливая иногда за двести единиц, постоянно кружилась голова, мёрзли ноги, и он больше лежал на диване перед телевизором, закутавшись в одеяло.

В воскресенье стариков навестили: дочь, зять и внучка-студентка, приехавшая на выходные. Устроили чаепитие с тортом, мёдом и малиновым вареньем.

Other drugs are used to treat diabetes. You may have heard about Viagra manufacturer coupon It is also known as Sildenafil. Although erectile malfunction is more common in men over sixty, men of any age can develop erectile problems. Sexual dysfunction can influence the quality of season. Low libido isn't the same as emasculation, but numerous similar aspects that stifle an erection can also dampen your libido. While the medication is credited with improving nausea, it may also kill the mood in bedroom. If you have disappointment getting an erection, it's considerable to see a certified doctor before taking any sort of drugs.

- Ну и развезло тут ваши дороги, - посетовала дочь, - если бы не «нива», мы бы, пожалуй, не пролезли к вашему дому. Когда только сюда асфальт протянут?

- Грунт здесь плотный, - отозвался Александр Георгиевич, - лужи весь вид портят; а наши тут и на иномарках и на «жигулях» нигде не застревают. Это вы привыкли у себя на этажах жить, да по асфальту кататься, так для вас окраина стала чем-то вроде деревни.

- Не ворчи, старый, - вмешалась баба Клава. – Дети навещают, радоваться надо, а не ворчать. А ты, Ниночка, не слушай его, это он от хворобы своей на всех бурчит. Занедужили мы с ним от этой чертовой непогоды; вот дожди пройдут, и опять оживём. У вас кто за рулём-то?

- Витя. Я что-то побаиваюсь по вашим дорогам рулить, хоть грунт тут и плотный. Вы по такой погоде не очень шастайте; если надо что-то купить, - позвоните, привезём.

- Да, у нас, так-то, всё есть, а хлеб приносит Ирочка, соседка, что напротив живет.

С наступлением сумерек старики проводили гостей и заперли на засов калитку, так как в последнее время прошли слухи, что по ночам какие-то шустрые ребята озоруют по дворам и погребам. Вроде бы немного хлопот было с гостями, а баба Клава притомилась.

- Саня, давай сегодня пораньше спать ляжем, что-то мне недужится. Я тут рис перебрала, сейчас каши сварю, поужинаем и можно отправляться на боковую.

- Ты, Кла́вушка, тогда ложись в спальне, а я хочу посмотреть по российскому каналу «Воскресный вечер с Соловьёвым»; да, пожалуй, в зале и усну на диване.

Как решили, так и сделали; баба Клава, прибравшись после ужина на кухне, разобрала постель и провалилась в сон, как только голова её коснулась подушки, а дед устроился в зале. Среди ночи Клавдию Васильевну разбудил шум, доносившийся из зала и недовольное бурчанье старика. Выйдя из спальни, она увидела своего Саню, стоящего на полу на коленях и облокотившегося грудью на диван.

- Ты, что это, дед, богу, что ли молишься? – Съязвила она, недовольная ночным пробуждением.

- Плохо мне, что-то, Кла́вушка, - слабым голосом ответил старик, с трудом влезая на диван. – Хотел выключить ночник, встал на пол, а меня как качнёт, я и упал.

- Батюшки, да на тебе лица нет, - запричитала баба Клава, включив верхний свет. – Давай-ка, давление померим, сейчас я тонометр достану.

- Померь, померь, Клава, а то что-то очень уж сильно в голове расшумелось.

- Больше ста восьмидесяти, - измерив давление, сказала Клавдия Васильевна. – Я тебе сейчас «каптоприл» дам - положишь под язык, - а потом вызовем «скорую».

- Не надо, Кла́вушка, «скорую» вызывать; зачем в такую непогоду людей беспокоить? Время-то уже около часа ночи, а я отлежусь, и всё пройдёт; не в первый раз со мной такое; сейчас «каптоприл» давление собьёт, полегче станет, я и усну.

Однако «каптоприл» не помог, и давление не только не снизилось, а даже немного подросло. Баба Клава решила не слушать супруга, а немедленно вызывать медиков, но в телефонной трубке, когда она её сняла, была тишина.

- Что-то с телефоном стряслось, - доложила она деду. - Не пищит, и цифры не светятся; сломался он что ли?

- Да, погода-то какая, может где-то что-то размокло или отгнило, - отозвался тот, - туши свет, Клава, и ложись спать, а утром вызовем связистов.

Уснуть баба Клава больше не смогла и в начале третьего решила ещё раз проверить давление у старика. Когда она включила в зале свет, то обратила внимание на странное выражение лица деда: правый угол рта опущен, правый глаз прищурен, левый открыт. Не раздумывая, старушка набросила на голову куртку, ноги сунула в глубокие галоши и выскочила на улицу. Фонари не горели, окна не светились, лишь поблескивали лужи.

Клавдия Васильевна направилась через дорогу к соседке Ирине, чтобы попросить её вызвать «скорую помощь» для деда и, как ни старалась, а всё-таки зачерпнула в галоши воды. Обнаружив соседскую калитку запертой, она принялась изо всех сил колотить в неё ногами, греметь щеколдой, пока, наконец, ни разбудила хозяев.

- Коленька, милый, - обратилась она к соседу, вышедшему на крыльцо, - вызовите к нам «скорую»; с дедом Саней плохо, а у нас телефон не работает.

- Сейчас, баба Клава. Беги домой, не мокни, сейчас вызовем.

Вернувшись в дом, старушка принялась хлопотать, собирая деда в больницу.

- Санечка, давай бельё поменяем, сейчас «скорая» подъедет, Ирочка с Колей уже вызывают. Рубашку тоже надо чистую одеть и носки тоже.

- У меня что-то рука правая не «владает», - с трудом ворочая языком, проговорил дед, - нога, вроде как, онемела.

- Потерпи немного, Саша, скоро уже отвезём тебя в больницу, и всё будет хорошо.

Во дворе хлопнула калитка, и через пару секунд скрипнула входная дверь.

- Ну, вот и «скорая» примчалась, как на крыльях.

- Баба Клава, – раздался голос соседки Ирины, - иди сама звони, мне не верят.

- Что так?

- Там спрашивают: сколько деду Сане полных лет, а я не знаю; как его отчество, я тоже не знаю, - мы же всё время: дед Саня, дед Саня; на что жалуется, - я и это не знаю. Говорят, что на ложные вызовы они не выезжают, так что, звони сама.

- Ах ты, грех-то какой. Ирочка, побудь с дедом, пока я сбегаю.

Вернувшись от соседей, Клавдия Васильевна, с помощью Ирины переодела деда, а часам к трём и «скорая» прибыла. Оценив обстановку, фельдшер послал медсестру за водителем: - Света, быстро берите с Михаилом носилки и тащите их сюда; а ты, дед, лежи, не вздумай вставать.

Общими усилиями уложили деда Саню на носилки, и Михаил со Светой и Ириной понесли его в машину.

- Вы, мамаша, найдите паспорт больного и ксерокопию страхового полиса. Дочке же придётся поехать с нами, так как дедушку мы сразу направим в реанимацию, а она поможет при заполнении формы «три-у» в приёмном покое.

- Это не дочка, а соседка, так что ехать нужно мне само́й. Только вот ксерокопии страхового полиса у нас нет.

- Ничего страшного, завтра сделаете копию и отдадите в терапию; ну, пора ехать.

Садясь в машину, баба Клава попросила Ирину позвонить дочери и рассказать о случившемся. По пустынным улицам ночного города «скорая» быстро домчалась до больничного городка. Во время движения фельдшер по рации объяснил диспетчеру обстановку. Прибытия больного уже ждали, и, без промедления, подняли на четвёртый этаж, где располагались палаты реанимации терапевтического отделения. Пока заполняли титульный лист истории болезни, подъехали Виктор с Ниной.

- Вам, Клавдия Васильевна, - инструктировал дежурный врач бабу Клаву, - нужно будет утром пораньше сделать ксерокопию полиса, потом купить для больного памперсы и передать прямо в терапию на третий этаж, там у них пост дежурной медсестры.

- Хорошо, я всё поняла и всё сделаю.

- Мама, поехали к нам, - начала брать инициативу Нина; - до утра время скоротаем, а утром Виктор поедет на работу автобусом, а мы с тобой, на машине, все дела сделаем.

Утром, дождавшись открытия ближайшей аптеки, Нина с матерью купили там памперсы и упросили провизоршу сделать на аптечном принтере ксерокопию полиса. Когда они поднимались по лестнице на третий этаж лечебного корпуса районной больницы, было около девяти часов. На входе в отделение дорогу им преградила молоденькая медсестра:

- Женщины, вы куда? Сейчас обход начнётся, меня за вас выругают, посещение больных после обеда.

- Да, мы не будем проходить, - успокоила её баба Клава. – Нам нужно только передать страховой полис и некоторые вещи для Муреева Александра Георгиевича, его сегодня ночью привезли. Он на четвёртом этаже в реанимации

- Так, он!.. Ой!.. Вы присядьте, вот, на кушетку, я сейчас…

Медсестра пробежала несколько шагов и скрылась за дверью кабинета с табличкой: «заведующий терапевтическим отделением». У бабы Клавы «сжалось» сердце, она непроизвольно схватила дочь за руку и из глаз её брызнули слёзы.

- Нина, нет у нас больше нашего ворчуна; чуяло моё сердце.

Открылась дверь кабинета заведующего и та же медсестричка взмахом руки позвала женщин в кабинет. Встретил их полноватый мужчина среднего роста с сединой в чёрных волосах.

- Я вижу, что вы уже обо всём догадались. Если бы Александр Георгиевич поступил к нам часа на два раньше, он был бы жив; даже, если бы, на час, то и тогда мы бы ещё за него поборолись. Я несколько раз звонил по телефону, который вы указали, но он почему-то был временно не доступен.

- Вот из-за телефона-то мы и припозднились, - сквозь слёзы сказала баба Клава. – С вечера работал нормально, а ночью с ним что-то случилось.

- Тело и сопроводительную справку мы отравили в морг, там же вам выдадут свидетельство о смерти. Если у вас есть какие-либо сомнения, то вы можете потребовать вскрытие и экспертизу.

- Да, какие там сомнения; старые мы уже, и подошло наше время.

Нина с матерью зашли в морг за свидетельством о смерти и заодно договорились с санитарами морга о том, чтобы те подготовили тело к погребению. Видя, что мать едва держится на ногах, она отвезла её домой и уложила в кровать.

- Попробуй, мама, уснуть хотя бы пару часов, сейчас я тебе валокордина накапаю. Так. Нужно позвонить в бюро ритуальных услуг, заказать гроб и договориться о перевозке тела, потом заехать в ЗАГС, потом за Виктором и с ним в морг.

Сняв трубку и не услышав гудка, Нина вспомнила слова матери о повреждении телефона, тогда она позвонила в узел связи со своего сотового. Поговорив со связистами, Нина с лёгкой укоризной попеняла матери:

- Что же ты, мама, за телефон-то не заплатила? Ничего у вас не испортилось, ваш телефон отключили за долги; сейчас я заеду, заплачу, и его включат.

- Ох ты, грех-то какой! Я же ему сказала, что в следующем месяце доплачу.

- Кому ему? И почему «доплачу»? Ничего не понимаю.

- С неделю назад, может больше, зазвонил телефон, и мужчина строгим таким голосом говорит: «за вами числится задолженность ноль рублей, шесть копеек…» и ещё что-то. Я ему сказала, что знаю и в том месяце доплачу, а он, видно, не понял.

- Зато я всё поняла; ты говорила не со строгим мужчиной, а с компьютером. А какие ещё шесть копеек он с тебя требовал?

- Да, в счёте, кроме рублей, ещё шесть копеек числились, а мелочи у меня в этот раз не было, и я сказала кассирше, что доплачу их в следующем месяце.

- Ну, ясно, мама, я всё поняла. Сейчас нужно первым делом с телефоном решить, а потом остальными делами заниматься. В общем, я поехала, а ты, как отдохнёшь немного, останови все часы в доме и зеркала чем-нибудь завесь.

Перед окошком кассы РУСа было всего пара человек, и, дождавшись очереди, Нина подала кассирше бланк квитанции и десятикопеечную монету.

- Зачислите, пожалуйста, на этот счёт шесть копеек.

Кассирша с удивлением посмотрела на Нину, но ничего не сказала, а зачислила платёж и вернула ей бланк с чеком оплаты. Стоя возле кассы, Нина разглядывала чек.

- Вы что-нибудь ещё хотите? – Спросила у неё кассирша.

- Как это «что-нибудь»? Вы же мне сдачи не дали! С вас положено четыре копейки.

- Вы что, смеётесь, где я возьму эти копейки? Мы такими деньгами давно уже не пользуемся. Заберите свой гривенник и не морочьте мне голову.

- Чужого мне не надо, отдайте положенное, или я скандал сейчас устрою.

- Устраивайте. Начальник недавно прошёл к себе; его кабинет на втором этаже.

Стена кабинета за спиной начальника была увешана застеклёнными рамками с дипломами, грамотами, благодарственными письмами. В одном из стёкол Нина увидела отражение компьютерного дисплея, стоящего на столе, с пасьянсом «косынка».

- Я пришла жаловаться на вашего кассира: она сейчас не дала мне сдачи.

- Не может такого быть; сейчас я её вызову. А велика ли сумма?

- Четыре копейки, но дело не в сумме, а в принципе: положено – отдай.

- Что?!! И хватило у вас совести из-за этого отрывать меня от дел?! – Начальник порылся в кармане и достал десятирублёвую монету: - Вот, возьмите и успокойтесь.

- Хватило же у вас совести за шестикопеечный долг отключить больным старикам телефон, что стало одной из причин преждевременной смерти моего отца. А подачки от вас мне не нужны.

- Ах, вот оно что. Дело в том, уважаемая гражданка, что всей аппаратурой у нас управляет компьютер и ему безразлично, какой у вас долг, он реагирует на сам факт.

- А мне безразлично, кто и чем у вас управляет, только я знаю, что программу компьютеру задают люди, а они у вас, судя по всему, без души - хуже роботов. Долг я оплатила, подключайте телефон, он сейчас, в связи с похоронами, будет очень нужен.

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев. Общение на сайте строится на принципах общепринятой морали и сетевого этикета. Строго запрещено использование нецензурных слов, брани, оскорбительных выражений, вне зависимости от того, в каком виде и кому они были адресованы. В том числе при подмене букв символами. Нельзя изменять свои сообщения по смыслу, особенно если на них уже есть ответ. Категорически запрещается любая реклама, в том числе реклама интернет-проектов. Комментарии незарегистрированных пользователей публикуются после проверки администрацией сайта.


Защитный код
Обновить

Опрос

Как Вы называете наш город?