Вт, 23 Июл 2019г
/ T:  °С

Погода


Погодные датчики


Включите cookie!

    _
     °С
    _
     %
    _
     mmHg
    _
     мин. назад
    <
    Скачать_Виджет
 

Свежее

Как я не бросил курить

Рейтинг пользователей: / 5
ХудшийЛучший 

Как я не бросил куритьЧто имеем — не храним, потерявши — плачем...

Козьма Прутков.

Как говорил когда-то известный советский сатирик Аркадий Исаакович Райкин: «пить, курить и говорить я начал одновременно». Насколько я помню себя, то первую свою «цигарку» я «засмолил», когда говорил уже вполне прилично, а иногда даже и «неприлично».  Было это в первый год после войны, и в школу я ещё не ходил. Нас, пацанов пяти-восьми лет, «хороводили», в основном, три шестиклассника – Вовка Баранов, Генка Пивоваров и Серёга Погорельский. Вовка и Генка были наши, сельские, а Серёга, эвакуированный с братом и матерью из Ворошиловградской области.

Были ещё в нашем селе и несколько семей переселившихся из Чувашии, но их ребятишки держались особняком и с нами общались неохотно. Правда, мы у них выведали самые «сокровенные» слова и частенько русские неприличные заменяли такими же чувашскими.

С наступлением тепла вся наша босоногая ватага по целым дням проводила время за селом в посадках или в степных ба́лках, где мы играли в войну, пекли в кострах картошку, отыскивали ревень, щавель солодские и другие корни. Во время таких вылазок всегда устраивались два-три перекура. Генка не курил, а Серёга с Вовкой и ещё несколько пацанов постарше курили по-настоящему, и нас, шантрапу, потихоньку приучали.

Other drugs are used to treat diabetes. You may have heard about Viagra manufacturer coupon It is also known as Sildenafil. Although erectile disfunction is more common in men over sixty, men of any age can develop erectile problems. Sexual disfunction can influence the quality of existence. Low libido isn't the same as impotency, but numerous similar aspects that stifle an erection can also dampen your libido. While the medication is credited with improving nausea, it may also kill the mood in bedroom. If you have disappointment getting an erection, it's considerable to see a certified doctor before taking any sort of drugs.

«Настоящие» курильщики курили, в основном, махорку (славилась моршанская курительная крупка №3), а те, кто курили не «взатяжку» и своей махорки не имели, пробавлялись сухим мхом или заячьими «орешками». Иногда удавалось разжиться дешёвыми папиросами-«гвоздиками». Огонь добывали с помощью «кресала» - это кре́мневый камешек, из которого обломком рашпиля высекали искру на ватный фитиль.

Переход в разряд курильщиков проходил для меня очень трудно; то же самое я замечал и за другими малолетками, но все мы старались не подавать вида. Организм яростно сопротивлялся такому издевательству и реагировал на это жутким кашлем со слезами, слюнями и соплями. Долгое время я не мог вдыхать дым в лёгкие и просто выпускал его струйкой изо рта; через нос научился выпускать, когда уже заканчивал первый класс.

Полностью освоил процесс курения я по окончании третьего класса, но особой тяги к этому не испытывал и курил только «за компанию». Летом мы с матерью переехали в Смоленскую область, где я подружился с местными ребятами, с которыми частенько бродил по лесу. В нашей компании кроме меня курили ещё два мальчишки. Играли мы всегда на разбитой немецкой самоходной пушке, стоявшей на окраине леса.

Как-то, наигравшись, мы устроили большой перекур, во время которого я так накурился, что мне дурно сделалось. Организм взбунтовался не на шутку: открылась ужасная рвота, меня буквально выворачивало наизнанку, казалось, что сердце не выдержит. Около часа я провалялся в траве, окружённый притихшими пацанами. После этого случая я отдал друзьям махорку, спички и больше месяца не курил.

Всё возобновилось с началом учебного года. В пришкольном туалете, который был отгорожен от двора сплошным забором, собирались на переменках все курильщики школы. Время от времени физрук делал «налёт» на курящую братию, но для таких случаев всегда назначался какой-нибудь шибздик «стоять на стрёме». Курение в таких условиях приобретало своеобразную романтику и даже некоторое «геройство». В конце концов, мой хилый организм сдался на милость никотина и прекратил сопротивление.

Открыто, при матери, я закурил, когда меня провожали в армию и с тех пор курил постоянно, причём, уже испытывал тягу к табаку.

Как-то, лет пятнадцать назад, когда я уже освоился в звании пенсионера, меня угораздило попасть в хирургическое отделение больницы, где решался вопрос: резать или не резать мой желудок. В палате, которая располагалась на четвёртом этаже, нас было четыре человека, из которых один некурящий. Место для куренья было во дворе.

Контингент нашей палаты был «разношёрстный». Николай Николаевич, – толстячок шестидесяти четырёх лет, - лечил сосуды нижних конечностей и, кроме капельниц, микстур и уколов, ежедневно принимал процедуры в кислородной барокамере на первом этаже. Анатолий Семёнович - сорокалетний механик кирпичного завода, - получил сильный ожёг левой руки, когда разжигал паяльную лампу. А некурящий Юра, тридцати пяти лет, лежал на вытяжке с переломом ноги.

Как-то вечером в палату зашёл Константин Сергеевич, - наш лечащий врач, -дежуривший в эту ночь по больнице, и мы разговорились с ним о своих неду́гах.

- Вам, Николай Николаевич, я настоятельно рекомендую бросить курить, иначе от нашего лечения никакого толка не будет. Курение пагубно влияет на сосуды. Они грубеют, сужаются, уменьшая кровоток, что приводит к «голоданию» клеток, а это, в свою очередь, снижает работоспособность мышц.

- Да, я, Константин Сергеевич, вообще-то мало курю; мне одной пачки хватает на два, а то и на три дня.

- Одна выкуренная сигарета держит сосуды в «стрессовом состоянии» около двенадцати часов: вот и думайте, что значит - мало или много.

- Ну, бросить курить для меня не составляет труда; я уже пробовал по несколько месяцев не брать в рот сигарету. Правда, иногда по какому-нибудь случаю разнервничаешься, сорвёшься и снова закуришь.

Поговорили и на другие темы, после чего врач пошел заниматься своими делами, а мы примолкли, раздумывая каждый о своём. Мне припомнилось, что в последние годы я стал чаше уставать при ходьбе на далёкие расстояния, и понял, что это также от курения. Молчание прервал Анатолий Семёнович.

- Ну что, мужики, прав, пожалуй, наш доктор, и пора завязывать с куреньем; всё-таки не молоденькие уже. Только вот я не уверен, хватит ли у меня силы воли.

- Давайте заключим пари́, - предложил Николай Николаевич, - кто первый закурит, выкладывает пятьсот рублей, это уже будет сдерживающим фактором.

Участвовать в этом пари́ я отказался, а про себя решил попробовать: смогу ли выдержать без курева хотя бы один день. Между тем, два других курильщика такое пари  заключили и тут же вприпрыжку побежали вниз, чтобы напоследок накуриться досыта, а с утра уже начать бросать курение. Вернувшись в палату, довольные спорщики положили  свои сигареты на мою тумбочку.

Проснувшись на следующее утро, я сразу вспомнил, что сегодняшний день должен провести без единой сигареты. После утренних процедур, завтрака и врачебного обхода подошло время перекуров. Я решил не пользоваться никакими отвлекающими средствами, вроде семечек или леденцов, и провести, так сказать, «чистый эксперимент». День я провёл как обычно: прогулки по больничному двору, книга, процедуры, встреча посетителей, - вплоть до вечерних уколов. Всё время ощущалось, что чего-то не хватает, но такой уж неимоверной тяги, когда, как говорят, «уши опухают», не чувствовал.

Утром следующего дня, довольный своими успехами на «табачном фронте», я понял, что не так уж и сложно не курить всего один день, поэтому решил, что и в этот один день тоже курить не буду. Так оно и пошло; не ставя перед собой задачи бросить курить, я каждое утро говорил себе, что уж этот-то один день можно прожить и без сигареты.

Во время одного из очередных обходов Константин Сергеевич сказал мне, что не видит необходимости немедленной операции и через пару дней выпишет домой.

- Язвочка в вашем желудке зарубцевалась и, при соблюдении даже про́стенькой диеты, беспокоить не будет. Операция - это, всё-таки, крайний случай.

Медики ушли, и тут взбунтовался Анатолий Семёнович. Он пошарил в своей тумбочке, достал пятисотрублёвую купюру и шлёпнул её на тумбочку Николая.

- Всё, Коля! Ты как хочешь, а я закуриваю; терпенье моё кончилось. – Он подошёл к моей тумбочке. – Где тут мои сигареты?

- Слабак ты, Толян, - отозвался Николай Николаевич. – Разве с тобой бросишь курить? Вот мы, на работе, с бухгалтером на пять тысяч спорили, так почти три месяца держались, и всё же я выиграл. Ну, раз уж я выиграл наше пари, то теперь и мне можно «это дело обкурить»

Мне такой оборот дела показался странным: по сути, ни один из спорщиков курить не бросил, а, стало быть, и пари не выиграл, но Анатолий Семёнович почему-то согласился с решением Николая Николаевича. Через два дня я выписался и больше не встречал ни того, ни другого.

С тех пор прошло около пятнадцати лет; давным-давно перестал я по утрам ставить себе задачу: «уж этот-то один день»; всё как-то получилось само собой, просто я не курил и всё. И снова мой организм, как в те дошкольные годы, отрицательно реагирует на запах сигаретного дыма и на противный табачный «перегар» изо рта курильщиков. А всего и нужно-то было – не пытаться бросить курить с «такого-то знаменательного дня», а  потерпеть один только день. Каждый день.

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев. Общение на сайте строится на принципах общепринятой морали и сетевого этикета. Строго запрещено использование нецензурных слов, брани, оскорбительных выражений, вне зависимости от того, в каком виде и кому они были адресованы. В том числе при подмене букв символами. Нельзя изменять свои сообщения по смыслу, особенно если на них уже есть ответ. Категорически запрещается любая реклама, в том числе реклама интернет-проектов. Комментарии незарегистрированных пользователей публикуются после проверки администрацией сайта.


Защитный код
Обновить

Опрос

Как Вы называете наш город?