Вт, 23 Июл 2019г
/ T:  °С

Погода


Погодные датчики


Включите cookie!

    _
     °С
    _
     %
    _
     mmHg
    _
     мин. назад
    <
    Скачать_Виджет
 

Свежее

Напряжометр

Рейтинг пользователей: / 5
ХудшийЛучший 

НапряжометрУсердный в службе не должен бояться своего

незнанья; ибо каждое новое дело он прочтёт.

Козьма Прутков.

В понедельник утром, сразу после планёрки, в кабинете Семёна Степановича Ушицина, главного инженера Приозёрских электрических сетей, зазвонил телефон ВЧ-связи. Звонил Вадим Петрович Гусев, главный инженер Павловского района электрических сетей (РЭС), - структурного подразделения Приозёрских сетей. Нужно сказать, что са́ми сети являются производственным отделением Кудринского филиала межрегиональной распределительной сетевой компании Северо-востока (ОАО МРСК Северо-востока).

- Здравствуй, Семён Степанович!

- Здравствуй, Вадим, что у тебя стряслось с утра пораньше?

- Я тебя беспокою вот по какому поводу: в графике ППР у нас запланирован комплексный ремонт районной понизительной подстанции с заменой масляных выключателей четвёртой секции шин на вакуумные. Меня что беспокоит: если мы сейчас переведём присоединения с этой секции на другие, то надёжность электроснабжения потребителей резко снизится, и долго работать по такой схеме рискованно. Я боюсь, как бы нас снабженцы не подвели с поставкой выключателей.

Other drugs are used to treat diabetes. You may have heard about Viagra manufacturer coupon It is also known as Sildenafil. Although erectile dysfunction is more common in men over sixty, men of any age can develop erectile problems. Sexual disfunction can influence the quality of living. Low libido isn't the same as impotency, but numerous similar aspects that stifle an erection can also dampen your libido. While the therapy is credited with improving nausea, it may also kill the mood in bedroom. If you have disappointment getting an hard-on, it's considerable to see a certified doc before taking any sort of drugs.

 

- И правильно делаешь, что боишься. Я тебе категорически запрещаю выводить в ремонт шины, пока нет выключателей. Кстати, у нас, кроме тебя, ещё в четырёх РЭСах запланированы такие же работы, и на этот счёт у меня есть некоторые соображения. Наша МРСК заключила догово́р с Саратовским научно-производственным предприятием «Контакт» на централизованную поставку вакуумных выключателей для всей компании.

- Понятно, Семён Степанович. Скажи, когда и куда посылать за ними и какие готовить бумаги для получения?

- А вот тут есть маленькое «но»: в МРСК дадут только разнарядку, а получать  их нужно будет на заводе. Я хочу, Вадим, если ты, конечно, не возражаешь, командировать тебя в Саратов, так как на снабженцев я не очень надеюсь, - вечно они всё путают, а дело серьёзное.

- О чём разговор, Степаныч? В моих же интересах получить нужное оборудование, а не «кота в мешке»; готов ехать хоть сейчас.

- Ну, вот и славненько. Утречком приезжай пораньше, и мы с тобой смотаемся в Кудринск; я сейчас позвоню в МРСК, закажу пропуск себе и тебе, а ты не забудь паспорт.

- Договорились, Семён Степанович, завтра буду, как штык.

Утром следующего дня Гусев был на базе Приозёрских электрических сетей задолго до начала рабочего времени. Они с вахтёром балагурили «за жизнь», попивая чаёк, когда к воротам подрулил Семён Степанович на своём «форде».

-  Кто рано встаёт, тому бог даёт; здравствуйте, мужики, - поприветствовал он присутствующих. – Сергей Иванович, сейчас должен Виктор подойти, скажешь ему, чтобы готовил машину и выезжал их гаража, а ты, Вадим Петрович, иди со мной.

В кабинете Семён Степанович, укладывая в папку бумаги, инструктировал Гусева:

- Я, Вадим, так планирую: нам нужно постараться до обеда оформить бумаги в Кудринске, после чего ты едешь домой собирать чемодан, а я здесь за два-три дня улажу оплату и остальные формальности…

Зазвонил внутренний телефон, Ушицин снял трубку.

- Хорошо, Виктор, я всё понял. В моей машине, на водительском сиденье возьми портфель, а мы сейчас идём. Пошли, Вадим, в дороге договорим.

По дороге в Кудринск инженеры детально обсудили предстоящую командировку в Саратов, после чего Семён Степанович достал из портфеля термос с чаем и бутерброды.

- Давай, Вадим перекусим немножко, а то я не завтракал сегодня.

- Спасибо, Степаныч, перед тем, как ехать, я плотненько поел, да ещё с Сергеем Ивановичем на проходной чай пили, так что, я сыт.

- Ну, как знаешь. Ты когда-нибудь был в нашей МРСК?

- Ни разу не был, даже не знаю, где она. Я и в Кудринске-то был ещё при советской власти; мы в управление «Кудринскэнерго» ездили с Васиным, когда он у нас главным инженером был. Красивое старинное четырёхэтажное здание занимало управление. Ну, оно и понятно: в энергосистему тогда входили все тепловые станции, гидростанция, транзит, распредсети, сбыт, автобаза, социалка, а МРСК только распредсетями  командует.

- Тем не менее, офис у неё в девять этажей.

- Сколько?!

- Девять, Вадим, девять; да, ещё два этажа в соседнем здании арендует.

- Что же у них, - на каждого человека отдельный просторный кабинет?

- Кабинеты у них, действительно, просторные, но «перенаселённые». Много людей, Вадим, кормится около наших сетей; сам скоро увидишь. Кстати, министр энергетики областного правительства своего сына тоже туда пристроил, он у него технический университет закончил по специальности – электроснабжение промышленных предприятий. Я познакомился с ним на последнем совещании.

За разговорами незаметно въехали в город. Площадь перед офисным зданием МРСК была заполнена дорогими иномарками; приозёрцам парковаться здесь не разрешили. Отправив водителя искать место для парковки, Ушицын с Гусевым пошли в бюро пропусков, после чего вошли в подъезд офиса, где их встретили охранники ЧОПа. Процедура пропуска в здание вызвала у Вадима Петровича неприятные ощущения.

- Что-то, Степанович, неуютно я здесь себя чувствую.

- Терпи. Директор департамента обещал быстро бумаги подготовить; кстати, он мой однокурсник по политеху и отличный мужик. Нам на четвёртый. – Они направились к лестнице, демонстративно игнорируя лифт.

На лестничных площадках стояли урны, возле которых группировались курильщики, ведущие неспешные беседы. На широком подоконнике в коридоре четвёртого этажа сидел молодой парень с напряжением изучающий какой-то документ.

- Министерский сынок, о котором я тебе говорил, - шепнул Гусеву Семён Степанович. – Давай подойдём.

- Здравствуйте, Игорь, - обратился он к юноше, - как идёт адаптация в новом коллективе?

- Здравствуйте. Куда-то Вы запропастились, давненько Вас не видно. Потихоньку вхожу в курс дела; честно сказать, в институте нас этому не учили.

- Да я, Игорь, работаю в Приозёрских сетях, и здесь редко бываю. Ну, а что касается института, то он даёт расширенные знания, а на производстве приходится заниматься конкретными делами. А что именно Вас смущает?

- Да, вот, хотя бы эта бумага: «ведомость режимного дня подстанции «Песчанка». Здесь указано: фидер 1002А; мне ребята объяснили, что так обозначаются абонентские линии, а если буквы «А» нет, то это наша линия.

- Вам правильно всё объяснили.

- Я гляжу, за каждый час указано количество абонентов на этой линии, например: в 6 часов 49А, в 8 часов 124А, в 12 – 92А и т.д. Ну, это на абонентской линии - они там как-то учитывают сами себя, - но такая же картина и на наших линиях.

Гусев с Ушициным недоуменно переглянулись.

- Игорь, - стараясь не рассмеяться, проговорил Семён Степанович, - это не количество абонентов, которых, вообще-то, невозможно постоянно контролировать, а нагрузка линии в данный час, и указана она в амперах. Здесь буква «А» обозначает  «амперы».

- Амперы?.. Амперы-амперы-амперы… Ах, да!.. Нам в институте об этом что-то говорили.

- Обязательно должны были говорить. Это один из параметров, характеризующих электрический ток. Кстати, все параметры измеряются соответствующими приборами: киловатты – киловаттметрами, амперы – амперметрами, косинус угла сдвига фаз – фазометрами, частота и напряжение также постоянно контролируется. Вы измерительные приборы-то изучали?

- Ну, а как же. На лабораторных нам все их показывали: и амперметры, и фазо́метры, и частото́метры, и напряжо́метры.

С трудом сдерживаясь, чтобы не расхохотаться, Ушицын с Гусевым распрощались с молодым человеком.

- Извините, Игорь, мы спешим к директору; как-нибудь в другой раз побеседуем.

Директор департамента эксплуатации и ремонта, Алексей Сергеевич Сокольский,  посетителей принял доброжелательно, и сразу же послал секретаршу к генеральному за документами для приозёрцев. Семён Степанович рассказал Сокольскому о том, как они беседовали в коридоре с Игорем, не забыв упомянуть про «частотометр и напряжометр».

- Этого министерского сынка, Семён, привёл к нам генеральный; сказал, чтобы пока ничем не нагружали: пусть, мол, присматривается, выбирает себе дело по душе, а там видно будет… Тем не менее приняли его на ставку ведущего инженера. Как я понял, этот Игорь в институте был не более двух раз: первый раз, когда подавал документы в приёмную комиссию, а второй – когда диплом забирал.

- Ну и как? Выбрал он дело по душе? – поинтересовался Вадим Петрович.

- Честно говоря, не знаю; мне сейчас не до него. Что-то в последнее время генеральный взъелся на меня: всё ему не так, всё не эдак.

- Вот ты, Лёша, говоришь - заметил Семён Степанович, - что Игорь круглый неуч, а как же он работать-то будет?

- Работать он будет, скорее всего, «как-нибудь». Работает же, в конце концов, наш генеральный, и не один год уже.

- Ты хочешь сказать, что у нашего генерального нет образования?

- Образование-то у него есть, только диплом он защитил на телефонно-семафорном факультете паровозного института, и к электроэнергетике никакого отношения не имеет.

- То есть?

- Ну, что «то есть»? Институт инженеров железнодорожного транспорта, по специальности: сигнализация, связь, автоматика.

На столе пискнул зуммер селектора и в динамике пророкотало:

- Алексей, ты когда-нибудь перестанешь меня удивлять?!

- А что случилось, Николай Васильевич?

- Случилось то, что твоя секретарша указывает мне, как нужно работать. Она, видите ли, пришла за документами, а они не подписаны, и я должен, по её мнению, их немедленно подписать. Она прекрасно знает, что с документами я работаю утром, и если какие-то не подписаны, то на это были причины, и завтра, либо в последующие дни, я их подпишу, и не её поросячье дело давать мне указания.

- Николай Васильевич, это я её послал, но она, очевидно, не сказала, что за этими бумагами приехали люди с периферии, и им ещё предстоит долгий обратный путь.

- Ты говоришь так, как будто прибыла авторитетная комиссия из Москвы. Подождут до завтра, ничего не случится. Я недоволен тобой, Алексей!

- Понял, Николай Васильевич. Учту на будущее.

- Плохо учитываешь. – И в динамике раздался щелчок отключения.

- Вот так, ребята, мы сейчас общаемся с генеральным.

- Давай, Лёша, я сам схожу к нему. Он на каком этаже? – Предложил Ушицын.

- Ну, во-первых, он тебя не примет, а как результат, будешь ещё неделю ждать подписи. Нет, ребята, давайте я вас устрою в гостиницу, сходи́те в театр, а завтра уедете.

На следующий день приозёрцы, получив необходимые документы, покинули Кудринск и стали готовиться к командировке.

Командировка Вадима Петровича прошла без каких-либо осложнений, и уже через месяц на подстанции «Павловская» начались работы по замене выключателей четвёртой секции шин 10 кВ. Как ни старались побыстрее сделать ремонт, однако не всё шло гладко; иногда приходилось отвлекать бригаду на устранение нештатных ситуаций на других участках РЭС. Но, как говорится, «сколько верёвочка ни вейся, а конец будет», пришло время вызывать Семёна Степановича в Павловск для осмотра нового оборудования и допуска его в работу.

Во время «перекура» балагурили на разные темы, коснулись и электроэнергетики.

- Ты слышал, Вадим, что в Заозёрских сетях Рудь на пенсию ушёл? – спросил Ушицын, прихлёбывая горячий чай из кружки.

- Нет, не слышал. Да, ему уже давно пора; лет-то Денису Остаповичу, пожалуй, за семьдесят. Васина ты сменил, когда ему шестьдесят «стукнуло», а ты уже лет десять работаешь, не меньше. Ну, а кто же теперь у заозёрцев главным?

- Наш общий знакомый, Алексей Сергеевич Сокольский.

- Ни фига себе!.. Здо́рово его шибанули. Не зря его генеральный «гнобил». Ну, а департаментом кто теперь «рулит»?

- Смотри, не упади… тоже наш общий знакомый.

- Неужели «Напряжометр»?

- Он самый. Поговаривают, что теперь уже и над генеральным, вроде бы тоже «тучки собираются»; губернатор сомневается: может ли выпускник паровозного института квалифицированно командовать электрической компанией. Хочет на очередном Совете директоров поставить этот вопрос на обсуждение.

- «Дивны дела твои, Господи»! Из «неучей» в генеральные, крутой вираж.  – Инженеры замолчали, погрузившись каждый в свои мысли.

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев. Общение на сайте строится на принципах общепринятой морали и сетевого этикета. Строго запрещено использование нецензурных слов, брани, оскорбительных выражений, вне зависимости от того, в каком виде и кому они были адресованы. В том числе при подмене букв символами. Нельзя изменять свои сообщения по смыслу, особенно если на них уже есть ответ. Категорически запрещается любая реклама, в том числе реклама интернет-проектов. Комментарии незарегистрированных пользователей публикуются после проверки администрацией сайта.


Защитный код
Обновить

Опрос

Как Вы называете наш город?